Третий путник

Слово на утрени в Неделю 16-ю по Пятидесятнице

Евангелие воскресное 5-е (Лк, 113 зач., 24, 12—35)

Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему. В тот же день двое из них шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Эммаус; и разговаривали между собою о всех сих событиях. И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними. Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его. Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны? Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни? И сказал им: о чем? Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его. А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло. Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели. Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании. И приблизились они к тому селению, в которое шли; и Он показывал им вид, что хочет идти далее. Но они удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошел и остался с ними. И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них. И они сказали друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание? И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать Апостолов и бывших с ними, которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону. И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба.

На утрени мы слышим Евангелие о явлении Христа воскресшего двум ученикам Христовым, идущим во Эммаус. Когда они идут по дороге, с ними рядом вдруг оказывается третий Путник.

Где двое или трое собраны во имя Христово, там Он посреди них. Они собраны во имя Христово и говорят о том, что произошло в Иерусалиме. Но они не могут узнать Того, Кто идет рядом с ними, потому что «глаза их были удержаны, — как сказано в Евангелии, — так что они не узнали Его» (Лк. 24, 16).

День уже клонился к вечеру, и дорога шла на закат. Может быть, они оттого не узнали Христа, что солнце уже заходило, и в слепящем его свете трудно было узнать идущего рядом с ними Человека. Они шли туда, где уже наступала ночь, а христианин должен идти не к закату, а к восходу солнца.

В Ветхом Завете, после того как Бог в пустыне явил чудо через медного змия, знаменующего прообраз Христа Распятого, Он повелел народу Божию идти по дороге, ведущей к восходу солнца. Православные храмы, мы знаем, обращены алтарями к восходу солнца, и каждый христианин призывается идти по дороге, ведущей к восходу в нашей жизни Солнца Правды — к воскресшему Христу.

Наступает тьма. Не только о конкретном дне идет речь в Евангелии, эта тьма передает внутреннее состояние апостолов, когда они были в горе и разочаровании от всего, что произошло. Но наступает тьма в истории человечества, когда к вечеру преклоняется день. И тем не менее мы призваны к тому, чтобы всегда помнить, что наша дорога идет туда, где восходит солнце, где свет. Не ко все сгущающейся тьме вокруг нас, которая очевидна, но — к восходящему солнцу, которое мы не можем различить.

Когда два ученика в сегодняшней евангельской притче говорят Путнику, поравнявшемуся с ними, о страшных событиях, в их словах звучит печаль, и мы видим, что они потеряли всякую надежду. Может быть, самые печальные слова, которые когда-либо были сказаны в мире, — это слова двух апостолов: «А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля» (Лк. 24, 21), — однако все эти надежды оказались похоронены. Но по мере того как ученики Христовы идут по дороге в Эммаус, их Спутник все более и более раскрывает им смысл произошедших событий, так что жизнь снова обретает смысл там, где она уже казалась совершенно безнадежной. Тьма постепенно становится светом, оттого что Он идет рядом с ними. В самых горьких обстоятельствах, когда нет никакой надежды, и в самые страшные времена (например, такие, какие мы переживаем сейчас) Господь единственный, Кто может снова возвратить драгоценное значение жизни, если только мы рядом с Ним.

Далее мы видим, что Путник, идущий в Эммаус вместе с апостолами, показывает, что Он хочет идти дальше, в то время как они, уставшие после дороги, остаются на ночлег. Они приглашают Его остаться с ними на трапезу, потому что «день уже склонился к вечеру». В этот момент очень многое решается в судьбе двух апостолов (и всегда решается в такие моменты в судьбе каждого человека), когда самый великий, самый опасный дар, какой дан человеку Богом — дар свободы, — может быть употреблен в погибель человека. Бог не навязывает Себя никому, Он очень бережно относится к свободе человека. Он говорит, что идет дальше, но оттого что люди проявляют милосердие и приглашают Его быть вместе с ними, — они сподобляются встречи со Христом воскресшим.

Каждый из нас может принять Бога в свою жизнь, а может навсегда пройти мимо Того, Кто присутствует рядом с нами, неузнанный нами в других людях. «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3, 20). Именно это и происходит с апостолом Клеопой и другим учеником, имя которого не названо в Евангелии. Это дивная трапеза — трапеза любви, за которой присутствует Сам Христос. Она начинается как обычная трапеза в обыкновенном доме, где предлагается обычный хлеб, но как на Тайной Вечери, она становится таинством Евхаристии. Простая трапеза соединяется здесь с таинством Евхаристии — в напоминание того, что Бог присутствует в нашей жизни не только когда мы молимся в храме, участвуем в таинстве преломления хлеба за Божественной литургией, но и когда помним о Его присутствии в нашей повседневной жизни.

Господь — не только Хозяин дома Божия, когда мы молимся в храме за литургией. Он — Гость в доме каждого из нас, когда наша молитва, наше участие в самом главном таинстве Церкви не отделяется от нашей повседневной жизни. Когда молитва перед трапезой и после нее становится реальностью присутствия Христа среди нас, а не только тем чудом, которым эта трапеза завершается во Эммаусе, когда Господь превращает хлеб в Свое Пречистое Тело, отданное за спасение мира. Когда ученики Христовы, благодаря участию в вечерней трапезе и благодаря приобщению к этому таинству (когда они обретают присутствие Христово во внутреннем состоянии своей души), узнают распятого и воскресшего Господа, — они исполняются радостью ликования. И хотя вечер уже наступил, так что Христос «стал невидим для них», но Он присутствует в них Своею благодатью, и они, «встав в тот же час, возвратились в Иерусалим» (Лк. 24, 33). Этот длинный путь они совершают радостно, чтобы скорее сообщить другим апостолам, что воистину воскрес Христос.

Святые отцы говорят, что нам ничего не принадлежит в этом мире, кроме того, что мы отдаем другим. Если это верно относительно материальных вещей, то тем более это касается духовного. Только тогда благовестие о победе Христовой над смертью до конца становится нашим, когда мы сознаем эту радость так глубоко, что не можем ее удержать для себя и приносим ее другим людям.

Когда апостол Клеопа вместе с другим учеником приходят в Иерусалим, где собрались все апостолы, — они видят, что и остальные исполнены радости, потому что им тоже дано было узнать о воскресшем Христе. Здесь нам открывается, что такое наша Церковь. Каждый из нас, кто сподобился встречи со Христом воскресшим (в обыденной ли жизни, при чтении Писания или приобщаясь Святых Христовых Таин) и кто знает, что Христос воскрес, — приходит в Церковь, где встречается с другими людьми, которые тоже могут рассказать о своем чуде, о своем даре увидеть Христа воскресшего, полученном ими от Господа. Они обладают тем же самым драгоценным сокровищем, что и другие люди, и вместе все мы исповедуем за воскресной всенощной, повторяя слова святых в течение всех веков до скончания мира: «Воскресение Христово видевше». Это — слава Церкви, потому что каждому из нас принадлежит не только то богатство благодатного дара, которого сподобил его Христос, но и то богатство, которое имеют все другие люди, находящиеся в Церкви Христа воскресшего.

Господь после Своего Воскресения явился одному из первых апостолу Симону Петру — человеку, который трижды отрекся от Него, — и это говорит об очень многом. Здесь напоминание нам о непостижимой любви Божией, о смысле победы Христовой над смертью, над грехом и над диаволом. Напоминание о том, что Господь принес Своим Воскресением покаяние в мир. Светом Своего Воскресения Он побеждает тьму всякого греха, когда, раскаявшись, мы возвращаемся к своему Господу. Будем дорожить словом Божиим, как апостолы, которым Христос во время их странствования начал говорить от Писаний, от Моисея и других пророков, и сердце их горело, оттого что они слушали Господа. Чтобы мы в течение всего пути нашей жизни слышали слово Божие в Евангелии, в принятии Евхаристии, в чуде преломления хлеба, в таинстве покаяния, когда Господь снова и снова являет нам Себя.

Протоиерей Александр Шаргунов
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в email
Отправить на почту
Поделиться в print
Напечатать

Другие публикации ...

X