Надо не ужасаться этих дней, а радоваться

17 декабря — память святителя Геннадия Новгородского, преподобного Иоанна Дамаскина и святой великомученицы Варвары

В этот день мы совершаем память сразу трех великих святых.

Святитель Геннадий, архиепископ Новгородский, жил в XV веке и трудился ради Церкви Христовой, когда ей угрожала очень серьезная опасность со стороны так называемых жидовст­вующих. Ересь «жидовствующих» возникла в XV веке. В Новгород под видом купцов прибыли иудеи и стали тайно распространять свое учение. Их влияние было огромным в Новгороде, и достигло самой Москвы. Как выяснилось впоследствии, эта ересь глубоко проникла даже в среду царского двора и соблазнила некоторых начальствующих в Церкви.

В течение почти двадцати лет святитель Геннадий сражался с этим опасным лжеучением, целью которого было разрушение Русской Православной Церкви и Русского государства, и в конце концов он одержал победу. Его молитвами и проповедью, а также подвигом преподобного Иосифа, игумена Волоцкого, Церковь устояла в чистоте Православия.

Среди трудов святителя Геннадия, имевших большое значение в обличении ереси «жидовствующих», было исправление Священного Писания Ветхого Завета. Еретики, пользуясь ошибками при переписке Писания (тем более, что оно издавалось тогда частями: отдельно Пятикнижие, отдельно книги Царств, отдельно книга Притчей), намеренно «превра­ща­ли», как говорил святитель Геннадий, Священное Писание, с тем чтобы исказить истинное учение Церкви. Новгородским архиепископом была предпринята огромная работа по сверке Писания с древними рукописями, чтобы привести все в единый кодекс. Существует так называемая Геннадьевская Библия по имени святителя Геннадия, с оригинала которой была напечатана знаменитая Острожская Библия, а затем, уже в XVIII веке, Елизаветинская, — то Священное Писание на славянском языке, которое мы имеем сейчас, то есть текст, восходящий к благодатным трудам святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

И еще один немаловажный факт из жизни святителя Геннадия. Он жил в конце XV века, когда согласно принятому летоисчислению кончалась седьмая тысяча лет от сотворения мира. Именно в это время, как предполагали некоторые «проро­ки», должен был наступить конец света. Мнение это имело столь громадное влияние, что даже Церковный Собор не решился продолжить Пасхалию на восьмую тысячу лет. В это время святитель Геннадий выступил со смелым словом, говоря о том, что тайна Второго Пришествия Христова глубока, и Господь призывает нас не к тому, чтобы мы страшились кончины мира, а ожидали Второго Пришествия Господня с надеждой и упованием и всегда жили на той глубине, где эта встреча с Господом была бы для нас самой великой радостью. И Пасхалия на восьмую тысячу лет была продолжена. Мы видим, что и здесь враг, который всегда пытается исказить святые истины веры и привнести какое-нибудь суеверие, чтобы создать атмосферу страха, был посрамлен.

Другой святой, память которого сегодня совершает Церковь, — преподобный Иоанн Дамаскин. Мы знаем, что он — гениальный гимнотворец, и когда мы отпеваем наших близких, то произносим слова, написанные им, а когда у нас Пасха и ликование, то в Церкви звучат благодатные песнопения преподобного. Осмогласие, разделяющее все уставные недели по пению восьми гласов, — это его труд. И каноны на Рождество Христово и Богоявление — тоже его творения. Но сегодня мы вспомним событие из его жизни, которое очень ярко показывает, какой ценой совершалось это творчество, и почему Господь даровал ему такое дивное вдохновенное слово.

Известно, что преподобный Иоанн Дамаскин выступил ревностным защитником иконопочитания. Когда при императоре Льве III Исавре Византийском возникла ересь иконоборчества, началось гонение на иконы. В это время Иоанн Дамаскин — человек знатный, высокообразованный — занимал большую должность при дворе дамасского халифа в Сирии. Но после того, как он опубликовал две книги против иконоборцев, византийский император пришел в ярость. Не имея возможности казнить автора ненавистных книг или посадить его в тюрьму, поскольку Иоанн Дамаскин был не его подданный, он написал письмо халифу, что якобы его министр Иоанн Дамаскин предложил ему, императору, овладеть Дамаском. В подтверждение этой лжи император прислал халифу это подложное письмо и свой льстиво-лицемерный «ответ». В гневе халиф приказал немедленно отсечь правую руку своего министра и вывесить ее на городской площади в назидание всем.

По ходатайству близких друзей преподобного к вечеру отсеченная рука была возвращена Иоанну Дамаскину, и он со слезами молился перед иконой Божией Матери, чтобы Божия Матерь, видя торжество нечестия, не лично ради него, а ради всей Церкви заступилась за православных. И совершилось чудо, которое мы вспоминаем в праздник иконы Божией Матери «Троеручицы». Отсеченная рука силою Божией и заступничеством Пресвятой Богородицы была чудесным образом восстановлена. Иоанн Дамаскин получил исцеление, а Божия Матерь сказала, чтобы этой рукой он, не уставая, трудился для прославления Православия.

Вот какой ценой обретается истинное слово, слово святых отцов, которое мы храним в Церкви. Не просто каким-то удивительным врожденным даром, но дорогой ценой — причастностью воплотившемуся Слову Божию, принявшему Крестные страдания за нас. И это слово — всегда крестное.

А что мы знаем о святой великомученице Варваре? Она жила в III веке, во времена гонений на Церковь. В своей руке эта святая держит крест Христов, украшенный белой и красной розой. В ее жизни соединяются подвиг мученичества и подвиг девства — всецелое принесение себя Христу. Мы помним из ее жития, что ее отец, богатый и знатный человек в Илиополе Финикийском, безумно любил свою единственную дочь, отличающуюся необыкновенной красотой и умом. Ревниво желая оградить ее от всяких знакомств до вступления в брак, он заточил ее в башню, так что только оттуда она могла созерцать красоту Богом созданного мира. Она ничего не знала о Боге, а видела только красоту звезд, солнца и луны, и взирая на них познала, что Творца Бога.

Как говорит апостол Павел, человек призван к тому, чтобы через внешнюю красоту познать Того, Кто ее сотворил. Красота мироздания удивительна, мы просто не умеем ее видеть. Есть люди, которые настолько глубоко чувствуют красоту солнца и луны, что готовы обожествлять их, потому что они непостижимо совершенны. И они действительно их обожествляют.

Идолопоклонство всегда существовало в мире. Оно исходило от людей, которые остро воспринимали и чувствовали внешнее совершенство созданного Богом мира, но за этой красотой не могли увидеть большего. Нецеломудрие и идолопоклонство всегда были соединены друг с другом, потому что это одна тайна — тайна чувственного, утонченного, почти сладострастного восприятия красоты. И тайна целомудрия святой великомученицы Варвары раскрывается в ее способности увидеть за внешней красотой Самого Бога. Сказано, что «чистые сердцем Бога узрят». Надо иметь особую чистоту сердца, чтобы через нее, как через окна, увидеть, что мир прозрачен — как через своего рода иконы, которые открывают нам невидимый мир, присутствующий за видимым. Благодаря этой чистоте, человек начинает видеть невидимое.

Чистота сердца Варвары обнаружилась и в том, как она стала относиться ко всему происходящему в ее жизни после принятия святого крещения. Это проявилось в известной нам истории со строительством роскошной бани ее отцом, в которой по его проекту должно было быть два окна: одно — в честь солнца, а другое — в честь луны. Но Варвара настолько воспринимала все в своей жизни не как случайное, а как возможность служить прославлению Бога, что попросила строителей прорубить в этом доме три окна — в честь Пресвятой Троицы. Баня, где человек получает телесную чистоту, стала для нее «баней пакибытия», напоминанием о хранении не только чистоты телесной, а чистоты духовного целомудрия.

Но самое поразительное в этом подвиге целомудрия и мученичества святой невесты Христовой Варвары проявилось в тот момент, когда она вместе с последовавшей за ней Иулианией девой была подвергнута глумлению. На поругание растленной толпе их обнаженными водили по городу, и Господь по молитвам святой Варвары покрыл их тела светозарными лучами. Не о таком ли явлении чистоты и целомудрия читаем мы в Священном Писании в повествовании об Адаме, который был наг и не стыдился, и об Иосифе Целомудренном, который имел первозданную чистоту, потому что был облачен в свет целомудрия — в Божественную красоту. И еще одна немаловажная подробность. Святая великомученица Варвара приняла смерть от руки своего отца, обезумевшего в слепой ярости язычника, — так было и у нас во время последних гонений в некоторых семьях, когда восставал брат на брата и отец на собственное чадо. Но Церковь хранит свидетельство мучеников, что Кровь Христова всегда дороже своей крови.

Прославляя сегодняшних святых, постараемся увидеть, какое непосредственное отношение их подвиг имеет к нашим дням. Мы переживаем страшное время, когда во всем ощущается, что конец «близ, при дверех». Неслучайно некоторые проповедники говорят, что расколом в Православной Церкви, небывалой нравственной деградацией в мире и другими столь же тревожными событиями мы вступили уже буквально в апокалиптическую эпоху. Не обманываемся ли мы так, как обманывались православные христиане пятьсот лет назад? Что-то очень серьезно изменилось за это время в мире, по крайней мере, все мы на пятьсот лет приблизились к последнему исходу. Но что бы ни происходило, мы, подобно святителю Геннадию, преподобному Иоанну Дамаскину и великомученице Варваре, не должны утратить доверия Господу. Надо не ужасаться этих дней, а радоваться и стремиться, чтобы наше восприятие кончины мира было таким, о котором говорит святая Церковь: «Ей, гряди, Господи Иисусе!»

Протоиерей Александр Шаргунов
Facebook
VK
OK
Telegram
WhatsApp
Отправить на почту
Напечатать

Другие публикации ...

X