История храма

Введение

Главный придел храма святителя Николая Мирликийского в Пыжах посвящен празднику Благовещения Пресвятой Богородицы, однако в просторечии храм именуется «Николой в Пыжах». Причина тому – особая любовь русского народа к Николаю Угоднику как к первому своему после Божией Матери небесному заступнику.
Храм имеет богатейшую, почти четырехсотлетнюю историю. В этой краткой брошюре читатель сможет познакомиться лишь с ее основными вехами. Храм является замечательным памятником архитектуры XVII столетия. В нем подвизались трое новомучеников и исповедников Российских, ныне прославленных в лике святых, многие выдающиеся пастыри Церкви. Его прихожанами были известные горожане, внесшие значительный вклад в историю и культуру Москвы и России. Его посещали выдающиеся церковные иерархи Русской Православной Церкви. Действовавшая при храме церковно-приходская школа являлась важным духовно-просветительским и культурным центром города.

История сооружения храма и приходская жизнь в XVII веке

Наш храм находится в самом сердце Замоскворечья – района столицы, находящегося на противоположном от Кремля берегу Москвы-реки. Эта местность долгое время не осваивалась жителями, поскольку сильно затоплялась во время весенних разливов реки, а также из-за постоянной угрозы нападения на город кочевников.
Одной из центральных улиц Замоскворечья издавна была Большая Ордынка. Она сформировалась к концу XV века на начальном отрезке древней дороги, связывавшей Москву с южными окраинами Русского государства и уходившей далее во владения Золотой Орды. Свое название она получила по одному из древнейших пригородных поселений, в котором проживали великокняжеские слуги – «ордынцы», занимавшиеся доставкой в Орду русской дани, а также обслуживанием прибывавших на Русь частых и многолюдных ханских посольств.
К числу старейших поселений Замоскворечья относилась Кожевенная слобода, располагавшаяся на Большой Ордынке. Ее жители занимались выделкой кож. Кожевники и стали первыми прихожанами деревянной однопрестольной Благовещенской церкви, на месте которой впоследствии был построен каменный Николо-Пыжевский храм. Первое документальное известие о «церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Кожевниках» относится к 1625 году, однако храм, видимо, уже существовал в конце XVI века.
К началу 1630-х годов в связи с необходимостью увеличения численности военного гарнизона столицы кожевники были выселены в район современной Кожевнической улицы, а на их место были поселены стрельцы – специально обученные воины, владевшие огнестрельным оружием. Их появление в составе русского войска относится к 1550 году. В 1635 году храм уже именовался «церковью Благовещения Пресвятыя Богородицы у Серпуховских ворот, в Стрелецкой слободе». Здесь, на Ордынке, был расквартирован отдельный стрелецкий полк (приказ), а поскольку штатная численность стрелецких приказов составляла 500 человек, к 1650 году в приходе Благовещенского храма значилось ровно 500 дворов.
Основной обязанностью московских стрельцов была ратная служба. Они составляли главную ударную силу царского войска и являлись непременными участниками всех важнейших военных походов и сражений, которых в тревожном «бунташном» XVII веке было немало. В непродолжительные периоды относительного затишья московские стрельцы несли сторожевую службу в пограничных полках. В мирное же время они составляли основу столичного гарнизона: охраняли царский дворец в Кремле, оберегали государей во время их походов и поездок, следили за порядком на улицах города, занимались тушением пожаров. За свою службу стрельцы получали из казны денежное и хлебное жалование и сукно на кафтаны.
Именно стрельцы на свои средства воздвигли каменный храм вместо деревянного. Завершение строительства главного Благовещенского придела в 1672 году состоялось в период, когда местный стрелецкий полк возглавлял полковник Богдан Климентьевич Пыжов (1639–1703). По его фамилии храм и получил наименование «в Пыжах». К этому времени, помимо Благовещенского престола, храм уже имел престол во имя святителя Николая чудотворца. О его существовании известно с 1653 года. Относительно времени появления трапезной и колокольни существуют две версии. Согласно первой, колокольня построена одновременно с основной частью храма, но первоначально стояла отдельно. В 1692 году она была соединена с храмом, вследствие чего образовалась трапезная часть. Согласно второй, сначала баыл возведен сам храм, а трапезная часть и колокольня были выстроены только через 20 лет, в 1692 году. Тогда же в колокольню был перенесен престол святителя Николая. 6 мая 1692 года в Никольский придел был выдан антиминс. Устройство же третьего престола – во имя преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских – относится к 1693 году. Тогда он помещался в одной из апсид. Его посвящение было связано с появлением в храме новой святыни: весной 1683 года по окончании годовой службы на Украине местные стрельцы принесли из Киева деревянный крест-мощевик, в который были вложены 62 частицы мощей Киево-Печерских святых.
Николо-Пыжевский храм является замечательным памятником архитектуры русского узорочья федерального значения. Основной объем Благовещенского придела украшен пышным антаблементом, пирамидой кокошников и луковичным пятиглавием. По мнению искусствоведов, храм является одним из самых оригинальных среди близких ему по времени возведения церквей с их непременной скульптурностью форм, живописным силуэтом и богатством декора. Кирпичная и белокаменная резьба поражают сложностью рисунка, тонкостью и совершенством исполнения, причем ни одно из обрамлений окон второго яруса не повторяется дважды. Боковые апсиды изначально были оформлены в виде двух крохотных храмиков, увенчанных главками. Время и причина исчезновения главок остаются неизвестными. Пластичны и выразительны профили западного портала. К сожалению, южный портал был испорчен позднейшими переделками, а северный – утрачен. Трапезная часть не сохранила первоначального декора фасадов. Уцелели лишь небольшое окно в северной части западной стены, освещающее внутристенную лестницу на колокольню, и карниз. Арочный нижний ярус колокольни (крыльцо) и ажурный восьмерик звона изумляют стройностью пропорций.
Накупольные кресты Никольского храма представляют собой замечательные произведения кузнечного искусства. Они изготовлены во время реставрации храма в 1950-е годы и являются точными копиями крестов XVII века. Именно в XVII столетии высокие восьмиконечные кресты начали декорировать с особенной пышностью. Навершия крестов украшают короны, что не связано с покровительством храму царственных особ. Короны на крестах – символы Господа Иисуса Христа как Царя царствующих и Господа господствующих.
Скорее всего, как и всякая слободская церковь, Николо-Пыжевский храм строился не по индивидуальному заказу, а по коллективному, то есть заказчиком постройки выступали жители местной стрелецкой слободы, опиравшиеся в своем выборе на имевшиеся типовые проекты. Что касается непосредственных исполнителей заказа, то здание возводили, вероятно, артели костромских и ярославских мастеров.
Новый каменный Благовещенский храм оставался духовным центром стрелецкой слободы у Серпуховских ворот Земляного города менее трех десятилетий. После стрелецкого бунта 1698 года царь Петр I ликвидировал стрелецкое войско. Все бывшие московские полки были высланы «на вечное житье» в разные города. В ходе «стрелецкого разорения», сопровождавшегося массовыми казнями бунтовщиков, семьи стрельцов были отправлены к новым местам службы их полков. Была ликвидирована и Стрелецкая слобода на Большой Ордынке. С выселением стрельцов закончился один из самых ярких периодов истории Благовещенского храма, за которым впоследствии прочно закрепилось название «Никола в Пыжах». Храм является одним из четырех сохранившихся стрелецких храмов Москвы и единственным в Замоскворечье.

История храма и приходская жизнь в XVIII – начале XIX века

После ликвидации местной стрелецкой слободы приход превратился из военного в гражданский. Численность приходских дворов сократилась многократно и впоследствии составляла в среднем около двадцати дворов, в которых проживало примерно 200-400 человек (в начале XX века количество дворов сократилось до десяти).
Не позднее 1722 года с южной стороны трапезной части к храму пристроили Никольский придел. С северной стороны в 1764 году на средства прихожан был сооружен новый придел во имя преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских.
В 1770–1771 годах на Москву обрушилась эпидемия чумы, унесшая около 60 тысяч жизней. Из-за смерти священников многие храмы остались без богослужений и были запечатаны. Подобное произошло и с Никольским храмом, в приходе которого чума произвела сильнейшее опустошение. Из церковного причта в живых остался лишь диакон. Назначить нового настоятеля было непросто, поскольку количество находящихся тогда без священников церквей значительно превосходило число заштатных и безместных священнослужителей. Поэтому Никольский храм был временно приписан к соседней Иверской (Георгиевской), на Всполье, церкви. Лишь к концу 1773 года причт Никольского храма смог возобновить совершение богослужений в полном составе.
В конце XVIII века, несмотря на все усилия причта и прихожан по поддержанию храма в должном порядке, ветхости в Благовещенском и Никольском приделах становились все более многочисленными. На средства прихожан в 1796–1797 годах был сооружен новый Благовещенский престол, сделан новый иконостас в Благовещенском приделе, расписаны стены, причем живопись XVII века была срублена и заменена новой, выполнена наружная покраска храма.
При сооружении нового Благовещенского иконостаса был переделан лишь его каркас, сами иконы, относящиеся еще к XVII веку, остались прежними. Царские же врата заменили на новые с характерной для XVIII века трельяжной сеткой. В таком виде иконостас сохранялся вплоть до закрытия храма в 1934 году, однако отдельные его иконы периодически подвергались реставрации и поновлению. Иконостас был деревянным, пятиярусным, подобно современному, и относился к типу архитектурных иконостасов.
В местном ряду современного Благовещенского иконостаса справа от царских врат помещается образ Живоначальной Троицы, слева – Смоленская икона Божией Матери. Приведенные фотографии и архивные документы свидетельствуют, что эти два храмовых образа находятся на своих исторических местах. Располагались они здесь с момента основания каменного храма. Икона Одигитрии Смоленской появилась в иконостасе в связи с участием местных стрельцов в военной кампании 1654–1656 годов, в результате которой Смоленск был возвращен в состав России.
В старом иконостасе справа от образа Живоначальной Троицы находились иконы Благовещения, Ангела со скрижалями (южная дверь), великомучениц Варвары и Екатерины (парная) и Рождества Пресвятой Богородицы. Интересна и древняя, со стоящей Богоматерью, иконография Благовещения, восходящая к знаменитому «Устюжскому Благовещению» XII века. Слева от Смоленского образа располагались иконы Всех святых, Ангела с чашей (северная дверь), преподобного Алексия, человека Божия, и образ Введения во храм Пресвятой Богородицы. Икона Всех святых появилась, очевидно, как тезоименитая всем стрельцам местного полка. Преподобный Алексий, человек Божий, – тезоименитый святой царя Алексея Михайловича. Несомненно, что этот образ был написан в годы его царствования для только что возведенного каменного храма.
К началу XIX века Никольский придел обветшал до такой степени, что совершение в нем богослужений стало опасным и было прекращено. В 1810 году в ходе строительных работ он был значительно расширен и получил оформление в стиле зрелого классицизма. При этом его западная стена была скруглена идентично апсиде. Одновременно была переложена северная стена трапезной и ее свод. В таком виде придел и сохранился до наших дней.
Самые ранние, но отрывочные сведения о прихожанах храма первой трети XVIII века дает приходской некрополь, который находился с южной и восточной сторон храма. До нашего времени сохранилась всего одна надгробная надпись на северной стене трапезной части следующего содержания: «1733 г. ноября 8 числа преставися раба Божия прапорщика Игнатия Урываева жена ево Татиана Конъдратьева дочъ а жития ея было от рождения 58 годов а погребена противъ сей таблицы».
После эпидемии чумы 1771 года указом императрицы Екатерины II обычай погребения прихожан на приходских кладбищах вблизи церквей был запрещен, поскольку похороны «заразных умерших» на погостах при городских храмах создавали опасность для здоровья горожан. С этого времени прихожан Николо-Пыжевского храма хоронили на одном из общегородских кладбищ, но чаще всего на Даниловском.
В 1722 года в приходе Николо-Пыжевского храма значилось всего 15 дворов, в 1737 году – 23 двора, в которых проживали 216 человек. На тот момент николо-пыжевский приход был одним из самых малочисленных среди храмов Замоскворецкого сорока. В течение всего XVIII века следствием малочисленности прихода являлась его крайняя бедность.
В XVIII – начале XIX века приход Николо-Пыжевского храма составляли домовладельцы – представители различных социальных групп: военнослужащие, гражданские чиновники, городские обыватели разных сословий (дворяне, не состоявшие на государственной или военной службе, купцы разных гильдий, мещане, цеховые ремесленники и т.д.), крестьяне.
Большая часть дворов принадлежала представителям военного «сословия» – участникам многочисленных войн, которые вела Россия в тот период. По домовладению прихожанина храма, ветерана Северной войны, действительного статского советника Григория Терентьевича Ергольского – яркого представителя служилого дворянства петровской эпохи – современный Пыжевский переулок примерно с 1730-х годов до начала XIX века именовался Ергольским.
Среди представителей российской аристократии, живших в приходе Николо-Пыжевского храма в самом начале XIX века, интерес представляет личность генерал-майора, шефа Кабардинского пехотного полка Александра Дмитриевича Арсеньева (1766–1819). Он вошел в историю прихода как один из основных жертвователей на перестройку Никольского придела в 1810 году.
В числе состоятельных прихожан были и чиновники. В середине XVIII века в николо-пыжевском приходе проживала семья Александра Ивановича Соймонова (1698 – не ранее 1770), обер-фискала – высшего должностного лица по тайному надзору над государственными учреждениями и должностными лицами. Его сын, Петр Александрович (1737/1740/1747–1800), прихожанин храма, являлся статс-секретарем (личным секретарем) императрицы Екатерины II, а также членом Сената. Супруга Александра Ивановича, Прасковья Алексеевна (1712–1790), стала одной из основных жертвовательниц на постройку в 1764 году Антониевского придела.
Прихожанами храма в XVIII веке являлась также семья статского советника Карла Ивановича Бланка (1728–1793), одного из известнейших русских архитекторов позднего, екатерининского барокко. Его сын Борис Карлович (1769–1826) – известный в то время поэт, переводчик и драматург.
Окрестности Николо-Пыжевского храма по праву могут считаться одним из уголков «грибоедовской» Москвы: в начале XIX века здешним прихожанином являлся Алексей Федорович Грибоедов (1769–1833) – родной дядя по материнской линии А.С. Грибоедова, выдающегося русского поэта и драматурга, автора комедии «Горе от ума». В начале XIX века Алексей Федорович владел обширной городской усадьбой, занимавшей территорию нынешнего дома № 7 по Пыжевскому переулку, который в XIX веке сменил название Ергольский на Грибоедовский. По мнению литературоведов, А.Ф. Грибоедов стал прототипом Фамусова в комедии «Горе от ума» и именно в дядином доме в Замоскворечье драматургом были подсмотрены многие «московские типы» героев его знаменитого произведения. В Николо-Пыжевском храме крестили и отпевали нескольких детей Алексея Федоровича. Прихожанкой храма была его дочь Елизавета Алексеевна (1791–1856), которая в 1817 году стала супругой генерал-фельдмаршала И.Ф. Паскевича – знаменитого русского полководца и государственного деятеля. В историю Николо-Пыжевского храма Алексей Федорович вошел как один из основных жертвователей на перестройку Никольского придела в 1810 году.
Во время Отечественной войны 1812 года и московского пожара одним из наиболее пострадавших районов города стало почти сплошь деревянное Замоскворечье. Выгорела вся застройка церковного владения Никольского храма: пять домов священно- и церковнослужителей, каменные церковные лавка и палатка, деревянная ограда, а также 13 приходских дворов. Огнем была повреждена и крыша храма. Внутреннее же убранство по сравнению с другими московскими храмами пострадало незначительно. Большой ущерб имуществу нанесли местные мародеры, которые вырыли и похитили часть ценной церковной утвари, закопанной прихожанами при оставлении города. В целом, храм пережил французское нашествие с относительно малыми утратами.
Сразу после ухода неприятеля из Москвы начались работы по возобновлению храма. Уже в декабре 1812 года был освящен наименее пострадавший от французов Антониевский придел. Спустя полгода, в июле 1813 года, состоялось освящение Благовещенского придела. Торжество освящения Никольского придела состоялось в ноябре 1816 года. До этого, в декабре 1812 года, к Никольскому храму была временно, до 1816 года, приписана располагавшаяся на Малой Ордынке церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Голиках (снесена в 1930 году), все приходские дворы которой сгорели.

Духовенство храма в конце XIX – начале ХХ века

  • Протоиерей Симеон Андреевич Мясоедов (1813–1884). Уроженец Московской губернии, выходец из семьи бедного сельского дьячка, в детстве терпел крайнюю нужду. Окончил Вифанскую духовную семинарию (1836). В 1842 году посвящен в сан диакона и направлен для служения в церковь святителя Николая в Хлынове. В 1848 году рукоположен в сан священника и назначен в Николо-Пыжевский храм. Спустя год потерял супругу. На руках главы семьи остались четверо малолетних детей. Через несколько лет он лишился старшей 19-летней дочери, а вскоре и уже взрослого женатого сына. Две младшие дочери настоятеля отказались от брака, чтобы быть неотступно с отцом, помогая ему и утешая его. Несмотря на все семейные невзгоды, отец Симеон ревностно нес пастырское служение. Признанием его заслуг стало пожалование его многочисленными наградами. В 1880 году «за долговременное служение в священстве» возведен в сан протоиерея. К этому времени отец Симеон был уже давно тяжело болен аневризмой. Столь значительное множество выпавших на его долю скорбей и испытаний не поколебало его глубокой веры в Бога и решимости в исполнении пастырского служения. Скончался в 1884 году. Похоронен на Ваганьковском кладбище.
  • Протоиерей Константин Яковлевич Орлов (1853/54 – 1915). Уроженец Новгородской губернии. Выпускник Устюженского духовного училища (1869), Новгородской духовной семинарии (1875), Московской духовной академии (1879). Настоятель храма с 1884 по 1915 год. Инициатор открытия в приходе в 1884 году церковно-приходской школы. В 1904 году «за ревностную обязанность заведующего и законоучителя Николо-Пыжевской школы» возведен в достоинство протоиерея. Секретарь совета братства святой равноапостольной Марии Магдалины (1892–1915). Член Московского епархиального училищного совета (1905–1915). Скончался в 1915 году. Его отпевание в Никольском храме возглавил будущий священномученик епископ Можайский Димитрий (Добросердов), причисленный в 2000 году к лику святых.
  • Протоиерей Николай Семенович Померанцев (1862–1924). Уроженец города Коломны. Служил в храме с 1890 по 1924 год, сначала псаломщиком, с 1894 года – диаконом на вакансии псаломщика, с 1898 года – диаконом, с 1915 года – священником. Выпускник Коломенского духовного училища (1876), Московской духовной семинарии (1883), Императорского Московского археологического института. Увлеченность наукой и любовь к искусству передал сыну Николаю.
    Николай Николаевич Померанцев (1891–1986) – выдающийся теоретик и практик музейного дела, исследования и реставрации памятников древнерусского искусства, внесший величайший вклад в дело спасения от уничтожения в советское время памятников культуры. Родился 4 марта 1891 года в доме причта, и поныне стоящем во дворе Николо-Пыжевского храма (ул. Б. Ордынка, д. 27а/6, стр. 3). 11 марта того же года его крестили в Никольском храме. В доме Померанцевых часто бывал известный художник-живописец, реставратор и искусствовед И.Э. Грабарь. До 1970-х годов Николай Николаевич проживал в церковном доме Никольского храма. Скончался в 1986 году. Похоронен рядом с отцом на кладбище Донского монастыря.
  • Диакон Петр Сергеевич Грузов, будущий епископ Муромский Платон (1843–1904). Уроженец города Дмитрова. Служил в храме с 1865 по 1879 год. В 1884 году, после смерти шестерых детей и супруги, принял монашество с именем Платон и в том же году был рукоположен в сан священника. С 1885 по 1892 году в составе 17-й Пекинской духовной миссии (1884–1896) занимался миссионерской деятельностью в Китае. В 1893 году иеромонах Платон был назначен настоятелем Саратовского Спасо-Преображенского монастыря с возведением в сан архимандрита. В 1895 году назначен епископом Муромским, викарием Владимирской епархии. Скончался в 1904 года. Погребен в Георгиевском приделе Успенского собора города Владимира.
  • Диакон Сергий Сергеевич Закатов (1871–1928). Уроженец Московской губернии. Служил в храме с 1898 по 1919 год, сначала псаломщиком, с 1915 года – диаконом. Выпускник Заиконоспасского духовного училища (1886), Московской духовной академии (1893), Императорского Московского археологического института им. императора Николая II (1910), ученый археолог. Помимо занятий научной деятельностью, активно трудился на ниве народного образования и просвещения, за что был удостоен многих наград. В 1919 году рукоположен в сан священника и назначен настоятелем храма святых бессребреников Космы и Дамиана в Таганной слободе. В начале 1920-х годов работал в Российском историческом музее. Около 1925 года возведен в сан протоиерея. Скончался в 1928 году.

Церковные старосты храма

В жизни Никольского храма, как и других православный церквей, огромную роль играли церковные старосты. Они избирались прихожанами с согласия причта при посредстве благочинного сроком на три года и утверждались епархиальным архиереем. На старосту возлагалось ведение всего церковного хозяйства, а также он выполнял роль ктирора, то есть благотворителя храма. Почти четыре десятилетия, с 1857 по 1894 год, старостой храма являлся московский купец 1-й гильдии Иван Артемьевич Лямин (1822–1894), государственный и общественный деятель, крупный предприниматель и благотворитель, владелец знаменитой Покровской мануфактуры в Дмитровском уезде – одного из наиболее передовых текстильных производств Российской империи, московский городской голова в 1871–1873 годах.
За годы почти 40-летнего ктиторства И.А. Лямина на его средства в храме были проведены важные ремонтные и хозяйственные работы: устроено калориферное отопление, сложены пять новых изразцовых голландских печей в трапезной части, заменены окна и двери, устроен новый мраморный пол, отреставрированы иконостасы и иконы. В Никольском приделе был устроен новый трехъярусный позолоченный архитектурный иконостас. Настенная живопись была частично отреставрирована, частично создана заново. Из росписей XIX века до наших дней сохранились только росписи в Никольском приделе. Поновленные в конце XX века, они повествуют о событиях из жития святителя Николая. На южной стене придела расположены медальоны с изображениями святых равноапостольных царя Константина и царицы Елены.
На средства Ивана Артемьевича приобретались новые иконы и церковная утварь, церковная мебель, храмовые и священнослужительские облачения, богослужебные книги, красное вино, деревянное масло, ладан, уголь, свечи для освещения храма, дрова для отопления и многое другое. Для пения на воскресных и праздничных литургиях приглашались лучшие хоры города.
В 1858 году митрополитом Московским и Коломенским Филаретом (Дроздовым) был торжественно освящен возобновленный на средства И.А. Лямина Никольский придел. По благословению владыки для расширения трапезной части придел во имя преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских был упразднен, но дни памяти этих святых было им установлено совершать с прежней торжественностью. В 1890 году епископ Дмитровский Виссарион (Нечаев) освятил возобновленный старостой Благовещенский придел.
Иждивением Ивана Артемьевича была отремонтирована крыша храма, позолочены кресты на главах, проведена внешняя окраска храма, изготовлен и установлен деревянный тамбур при входе в храм для защиты от холода и непогоды. С восточной и западной сторон церковной территории, по линиям Большой и Малой Ордынки, были возведены новые каменные ограды с железными решетками, воротами и калитками, выполненными в псевдобарочном стиле. Отреставрированные в конце XX века, они хорошо сохранились до наших дней. Вдоль оград исправили тротуар и мостовую. Вымостили диким камнем и территорию вокруг храма. С его восточной и южной стороны был разбит и огорожен деревянной решеткой сад, в нем проложены аккуратные дорожки. Отремонтирован колодец. Построена каменная сторожка для проживания сторожа. На средства Ляминых в церковную собственность для проживания причта и для сдачи внаем приобретались дома. Причетники регулярно получали от старосты муку и значительные денежные суммы, его иждивением ремонтировались их дома.
Дело Ивана Артемьевича после его кончины в 1894 году столь же достойно и усердно продолжила его супруга Елизавета Семеновна Лямина (1826?–1907), урожденная Лепешкина, одна из крупнейших московских церковных благотворительниц конца XIX – начала XX века. В марте 1895 года состоялось освящение возобновленного на ее средства обветшавшего Никольского придела, а в октябре того же года митрополит Московский и Коломенский Сергий (Ляпидевский) торжественно освятил Благовещенский придел. В ходе подготовки к этим величественным событиям были позолочены иконостасы, отреставрированы и украшены драгоценными окладами иконы, поновлена настенная живопись, позолочена церковная утварь. В следующем году иждивением Е.С. Ляминой во дворе храма был построен новый каменный двухэтажный дом для проживания причта. Здание сохранилось (ул. Б. Ордынка, д. 27а/6, стр. 3) и ныне используется согласно своему изначальному назначению. Вдовы и сироты членов причта получали от Ляминой материальную помощь, обеспечивались жильем. В 1900 году Елизавета Семеновна пожертвовала храму огромный 5-тонный колокол, который оставался главным колоколом храма вплоть до его закрытия в 1934 году. Ныне он находится на колокольне Богоявленского кафедрального собора в Елохове.
Свою благотворительную деятельность Е.С. Лямина осуществляла совместно с новым церковным старостой, которым в 1894 году стал московский купец 1-й гильдии Иван Егорович Гаврилов (1838–1903). Он занимался оптовой галантерейной торговлей в московских торговых рядах. Щедро жертвуя на церковные нужды, Иван Егорович достойно продолжил дело И.А. Лямина. Кроме того, И.Е. Гаврилов известен как благодетель семьи писателя А.П. Чехова.
С именами церковных старост И.А. Лямина и И.Е. Гаврилова, а также благоукрасительницы Е.С. Ляминой связан экономическое благополучие храма во второй половине XIX века. В начале следующего столетия среди прихожан уже не было столь состоятельных покровителей, и расцвет постепенно сменился периодом упадка. Следствием же обеспеченности храма в конце XIX века стало открытие местной церковно-приходской школы.
Храм имеет богатейшую, почти четырехсотлетнюю историю. В этой краткой брошюре читатель сможет познакомиться лишь с ее основными вехами. Храм является замечательным памятником архитектуры XVII столетия. В нем подвизались трое новомучеников и исповедников Российских, ныне прославленных в лике святых, многие выдающиеся пастыри Церкви. Его прихожанами были известные горожане, внесшие значительный вклад в историю и культуру Москвы и России. Его посещали выдающиеся церковные иерархи Русской Православной Церкви. Действовавшая при храме церковно-приходская школа являлась важным духовно-просветительским и культурным центром города.

Николо-Пыжевская церковно-приходская школа

С 1886 по 1918 год при храме существовала церковно-приходская школа. Инициатором ее открытия и первым заведующим был настоятель храма протоиерей Константин Орлов. В 1894 году на завещанные прихожанином храма московским купцом 1-й гильдии Петром Николаевичем Рахманиным средства для школы было построено каменное двухэтажное здание по проекту архитектора А.А. Никифорова. Оно сохранилось и поныне (ул. Б. Ордынка, д. 27/6, стр. 1). За время своего существования Николо-Пыжевская церковно-приходская школа сыграла огромную роль в деле образования и просвещения не только жителей прилегающей округи, но и в масштабах всей Москвы. Она стала эталоном церковно-школьного образования, важным духовно-просветительским и культурным центром города. На 1 января 1900 года Николо-Пыжевская школа была самой многочисленной по числу учеников и учителей среди московских церковно-приходских школ.
В разные годы ее посещали многие церковные иерархи, выдающиеся деятели духовного просвещения: будущий священномученик митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский), епископ Тульский и Белевский Парфений (Левицкий), епископ Винницкий Климент (Верниковский), наблюдатель церковных школ Российской империи Владимир Иванович Шемякин, московский епархиальный наблюдатель Александр Данилович Италинский.
В школе трудились известные педагоги того времени. Церковное пение преподавал Михаил Кузьмич Холмогоров – знаменитый русский протодиакон, почитавшийся современниками вторым после Федора Ивановича Шаляпина басом и именовавшийся «церковным Шаляпиным». Учителем рисования был Дмитрий Михайлович Струков – выдающийся художник, реставратор, археолог, историк, любитель и крупный знаток древнерусского искусства. Переплетному мастерству мальчиков обучал диакон Петр Васильевич Соколов, впоследствии протоиерей, причисленный в 2003 году к лику священномучеников.
Попечителями школы являлись известные московские купцы и предприниматели: Николай Иванович Лямин (сын И.А. Лямина), староста храма Иван Егорович Гаврилов, а также Владимир Федорович Аршинов (1854–1942), один из ведущих фабрикантов-суконщиков России, крупный московский общественный деятель и благотворитель.
Как наиболее вместительная и удобно расположенная в центре города, школа была местом проведения с 1899 по 1906 год ежемесячных педагогических собраний учителей московских церковно-приходских школ, а также значимым певческим центром Москвы – здесь проводились ежегодные общие спевки замоскворецких церковных школ. Важнейшее значение имели устраиваемые при школе еженедельные воскресные религиозно-нравственные чтения для взрослого населения округи.
После Октябрьского переворота школа была закрыта. С 1920-х годов и до 1983 года в здании располагалось Музыкально-педагогическое училище им. Октябрьской революции. С 1983 по 1994 год здесь находился факультет эстрадной музыки Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных, на базе которого в 1994 году было образовано Государственное музыкальное училище эстрадно-джазового искусства.

Приход храма в XIX – начале XX века

На протяжении XIX – начала XX века николо-пыжевский приход продолжал оставаться одним из самых малочисленных в Замоскворецком сороке. Владельцами большей части его дворов являлись представители купеческого сословия.
В конце 1830-х – 1840-е годов в приходе состояли московские купцы Рубинштейны и среди них юные братья Антон и Николай, будущие прославленные музыканты. Антон Григорьевич Рубинштейн (1829–1894) вошел в историю мировой культуры как один из величайших русских пианистов, выдающийся композитор, дирижер. Николай Григорьевич Рубинштейн (1835–1881) известен как музыкально-общественный деятель, организатор Московского отделения Русского музыкального общества (1860) и Московской консерватории (1866), ее первый директор. 11 января 1847 года в Никольском храме состоялось отпевание их отца московского купца Григория Романовича Рубинштейна (1807–1847).
Во второй половине XIX века прихожанами храма были московские купцы Лямины. Среди них – старшие сыновья Ивана Артемьевича: Семен Иванович Лямин (1850–1911/1912), московский купец 1-й гильдии, крупный предприниматель, банкир и благотворитель, а также Сергей Иванович Лямин (1855 – после 1917), московский купец 1-й гильдии, крупный предприниматель, банкир, общественный деятель и благотворитель. В приходе состояли и купцы Голофтеевы и среди них московский купец 1-й гильдии, крупный благотворитель Николай Кононович Голофтеев (1846–1918?).
В конце XIX – начале XX века среди прихожан храма были члены семьи Чеховых, а именно: отец писателя Павел Егорович Чехов (1825–1898), а также его три двоюродных брата – Михаил Михайлович Чехов (1851–1910), Григорий Михайлович Чехов (1857–1934) и Алексей Алексеевич Долженко (1866–1942). Все они являлись служащими торгового заведения И.Е. Гаврилова и проживали в его доме в Грибоедовском (ныне Пыжевском) переулке, располагавшемся на месте современного дома № 6. В Никольском храме состоялись венчания М.М. Чехова и Г.М. Чехова. М.М. Чехов был активным жертвователем на нужды местной церковно-приходской школы. Последние годы жизни он вместе с семьей проживал в доме причта Никольского храма. Антон Павлович неоднократно навещал своего двоюродного брата. Во время своих визитов, которые приходились на второй день после Пасхи, он посещал праздничные богослужения в Никольском храме и пел на клиросе басом. 3 января 1910 году в храме состоялось отпевание Михаила Михайловича.
Были среди прихожан и представители интеллигенции. Среди них – профессор римского права и декан юридического факультета Московского университета Никита Иванович Крылов (1807–1879), кандидат Московского университета, в будущем известный русский педагог Константин Андреевич Козьмин (1848–1896), выдающийся окулист, доктор медицины, впоследствии профессор Московского университета, директор глазной университетской клиники на Девичьем поле Алексей Алексеевич Маклаков (1872–1918), невропатолог Николай Федорович Пупышев (1874–1919), историк, библиотековед, библиограф, впоследствии профессор историко-филологического факультета Московского университета, член-корреспондент АН СССР Дмитрий Николаевич Егоров (1878–1931), а также Александр Валентинович Серов (1892–1959), старший сын знаменитого художника В.А. Серова, прапорщик по авиационной части, в будущем летчик – ас морской авиации.
Благодаря столь близкому соседству храма с открывшейся в 1909 году на Большой Ордынке Марфо-Мариинской обителью милосердия храм неоднократно посещала будущая преподобномученица великая княгиня Елизавета Федоровна. Она присутствовала на совершавшихся в храме отпеваниях воинов – участников русско-японской войны, скончавшихся в лазарете обители, еще не имевшей своей церкви. Совершал отпевания настоятель и духовник обители протоиерей Митрофан Сребрянский, будущий схиархимандрит Сергий, прославленный в 2000 году в лике преподобноисповедников.

Храм в годы гонений

В октябре 1917 года в России произошел революционный переворот. Положения первых законодательных актов советской власти в отношении Церкви были обобщены и закреплены в декрете СНК РСФСР «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви», опубликованном 23 января 1918 года. Декретом провозглашались нормы ограничительного характера: национализация церковного имущества, лишение религиозных организаций прав юридического лица, владения собственностью и права на ее приобретение. Декрет послужил основанием для начавшегося притеснения верующих, перешедшего затем в открытые гонения на Церковь.
В соответствии с принятыми постановлениями храмовые здания стали считаться собственностью государства и могли быть переданы в пользование религиозной общине – группе верующих, зарегистрированной в органах местной власти. Однако конфискации в пользу государства подлежали и иные объекты церковной недвижимости: жилые дома, торговые помещения, здания богаделен, школ, приютов и больниц, содержавшихся в основном за счет приходов и их благотворительных учреждений.
В 1918 году в Моссовете была зарегистрирована «Приходская община при Московской Благовещенской, в Пыжах, на Большой Ордынке, церкви» в количестве 30 человек. К этому времени общее число прихожан храма составляло 380 человек. К 1923 году при храме числилось 10 приходских домов с населением в 600 человек. В регистрационных документах было отмечено, что храм владел восемью жилыми домами. Иных доходных объектов недвижимости (подворий, гостиниц, торговых помещений), а также доходных предприятий (свечных и книжных лавок, иконных мастерских, промыслов) храм не имел. Среди строений отмечено здание церковно-приходской школы с числом учащихся 210 человек, а также здание богадельни с двумя призреваемыми. Площадь землевладения храма составляла 8450 кв. м земли. Часть земли находилась под строениями в пределах церковной ограды, часть под постройками вне ее, и, наконец, значительная часть земли была не застроена и отведена под церковный сад. Для сравнения: площадь территории, ныне принадлежащей храму, вдвое меньше – 4130 кв. м.
В марте 1919 года юридический отдел Моссовета заключил с группой верующих Николо-Пыжевского храма договор о передаче в бессрочное и бесплатное пользование «богослужебного здания с богослужебными предметами». Согласно этому соглашению, представители общины обязались беречь переданное им «народное достояние» и пользоваться им исключительно в соответствии с его назначением – для удовлетворения религиозных потребностей, не допускать политических собраний, раздачи и продажи литературы, произнесения проповедей, враждебных советской власти. Община взяла на себя обязательство производить оплату всех текущих расходов по содержанию храма, налогов и местных обложений, нести ответственность за пропажу или порчу богослужебных предметов, переданных по инвентарной описи.
В апреле 1919 года сотрудник Церковного (Архитектурного) отдела Комиссии по охране памятников искусства и старины Моссовета, историк, публицист священник Александр Речменский и делопроизводитель юридического отдела Замоскворецкого совета депутатов священник Сергий Махаев, будущий священномученик, произвели осмотр Никольского храма с целью учета его исторических и художественных ценностей. Из церковных богослужебных предметов подлежащими учету Комиссии были признаны практически все иконы Благовещенского иконостаса. Четыре иконы его местного ряда (Святой Троицы, Благовещения, Одигитрии, Всех святых) были украшены эмалью, венчик Богоматери на иконе Благовещения – бриллиантами, рубинами, сапфирами и жемчугом, цаты – бриллиантами, жемчугом и изумрудами. Среди подлежащих учету были названы и иконы, написанные в первой половине XVII века для еще деревянного храма. Комиссией был учтен мощевик, в котором помещались семь крестов с частицами мощей святых и девять маленьких иконок, находившихся некогда на царских вратах и на столбиках врат старого Благовещенского иконостаса XVII века.
В 1922 году в ходе кампании по изъятию церковных ценностей из храма было конфисковано около 250 кг драгоценных металлов. Было изъято множество серебряных предметов: потиры, дискосы, дароносица, оклады икон и Евангелий, иконные венчики, кресты, мелкие крестики, ковчег, брачные венцы, кадила, лампады. Главной «добычей» комиссии по изъятию явился серебряный венчик с драгоценными камнями, в том числе 89 бриллиантами и жемчугом. В ходе переговоров с властями были удовлетворены некоторые просьбы прихода. В частности, «как необходимые принадлежности для богослужения», в храме были оставлены потир, дискос, дарохранительница, дароносица с принадлежностями, Евангелие, кадило и лампада.
После закрытия в 1928 году последнего храма Марфо-Мариинской обители по просьбе общины верующих в Николо-Пыжевский храм было передано уцелевшее после разграбления церковное имущество обители, хранившееся в Покровском соборе. Среди переданных святынь находилось около 150 икон разного размера. Был перенесен и целый дубовый иконостас работы А.В. Щусева и М.В. Нестерова, обитый тонкой серебряной басмой. Переданы были также иконы работы М.В. Нестерова и П.Д. Корина, престолы, жертвенники, богослужебные сосуды, Евангелия, ковчеги с частицами святых мощей и с частью бревна из кельи преподобного Серафима Саровского, подсвечники, облачения, книги, шкафы и пр.
Некоторые священнослужители и прихожане из закрытой обители перешли в Никольский храм. Среди них – протоиерей Вениамин Воронцов (будущий митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Елевферий), священник Иоанн Игошкин (будущий преподобноисповедник Гавриил), ночной сторож обители Тихон Тихонович Пелих (будущий известный старец) и певчая Татьяна Николаевна Гримблит (будущая святая мученица).
При негласной поддержке властей, несмотря на сопротивление духовенства и прихожан, 24 июля 1934 года храм был занят обновленцами. Клир храма перешел служить в церковь Воскресения Христова в Кадашах.
Остается неизвестной точная дата закрытия храма. Известно, что храмовая икона «Спас Вседержитель» 1674 года школы Оружейной палаты поступила в Государственную Третьяковскую галерею в 1934 году. Этот год, а именно его вторую половину (после 24 июля 1934 года) и можно считать временем закрытия храма. Таким образом, обновленцы продержались в Никольском храме совсем недолго. В сравнении с близлежащими церквями храм святителя Николая в Пыжах был закрыт одним из последних.
О судьбе церковного имущества сведений сохранилось крайне мало. Документально известно, что в 1933 году с колокольни Николо-Пыжевского храма были сняты и отгружены колокола весом 10820 кг. Главный храмовый колокол, пожертвованный в 1900 году Е.С. Ляминой, попал в Большой театр, откуда он был приобретен прихожанами Елоховского кафедрального собора, где до настоящего времени и находится, являясь его главным колоколом. В Третьяковской галерее находится ныне икона Святой Троицы XVII века из местного ряда Благовещенского иконостаса. Судьба остальных храмовых икон остается неизвестной.
В 1935 годы здание храма было передано Академии строительства и архитектуры СССР «для культурного использования», однако, несмотря на передачу в ведение главного архитектурного органа страны, оно вскоре было доведено до аварийного состояния. В 1940-е годы в храме располагались многочисленные академические лаборатории: теплофизики, акустики, физико-механическая и фотолаборатория. Снаружи здание носило следы вопиющего разрушения. Кровля и главы полностью пришли в негодное состояние, а покрытие центральной золоченой главы в нижней части до половины отсутствовало совсем. Вследствие неисправности кровли и водостоков была значительно повреждена кладка стен, карнизов и архитектурных деталей. Здание поросло растительностью. Территория вокруг храма была завалена строительным мусором, агрегатами, разного рода деталями и находилась в антисанитарном состоянии. Здесь были построены без согласования с органами охраны памятников различные опытные павильоны и установки. Здание церкви и трапезной внутри было сильно переделано, так что от старого интерьера ничего не осталось. В Никольском приделе, занимаемом физико-механической лабораторией, находились прессы для испытания стройматериалов на сжатие (раздавливание) с давлением до 500 тонн, а также установка для испытания стройдеталей на вибрацию. Все перестройки внутри памятника проводились без разрешения и согласования с соответствующими органами и противоречили действовавшему законодательству об охране памятников.
С 1967 года в храме находилась мастерская по изготовлению витрин для газет на бетонных стойках, а в 1970-е годы размещался НИИ стройматериалов. С 1979 года в здании храма располагались мастерские по пошиву художественных занавесей для театров Московского арендного предприятия «Росмонументискусство». Храм внутри был изуродован: все пространство разделено на три этажа, в алтаре Благовещенского придела проходили заседания художественного совета «Росмонументискусства», сопровождавшиеся застольями.
Тем временем в 1951–1986 годах под руководством архитектора-реставратора Бориса Львовича Альтшуллера была проведена масштабная наружная реставрация храма, в результате которой он обрел свой первоначальный нарядный, «сказочный» облик.

Духовенство и подвижники храма в годы гонений

  • Протоиерей Николай Васильевич Концевич (1885–1959). Уроженец Волынской губернии. Выпускник Мелецкого духовного училища (1899), Волынской духовной семинарии (1905), Московской духовной академии (1909). Участник Всероссийского Поместного Собора 1917–1918 годов. С 1918 года – председатель Уфимского епархиального совета. В 1924 году назначен настоятелем храма святителя Николая в Пыжах. В 1932 году арестован и отправлен в ссылку. После освобождения служил в храмах Калуги и Рязани. Участник Поместного собора 1945 года. С 1946 по 1954 году служил в храмах Курска и Астрахани. В 1954 году назначен ректором Киевской духовной семинарии, а в 1957 году – Одесской духовной семинарии. Похоронен на городском кладбище Одессы.
  • Протоиерей Вениамин Александрович Воронцов, будущий митрополит Ленинградский и Ладожский Елевферий (1892–1959). Уроженец Московской губернии. Выпускник Заиконоспасского духовного училища (1906), Московской духовной семинарии (1912), Московской духовной академии (1916). Рукоположен в сан диакона (1915), в сан священника (1915). В 1928 году переведен в Николо-Пыжевский храм из закрытой Марфо-Мариинской обители, где с 1923 года служил настоятелем Покровского собора, с возведением в сан протоиерея. В 1929 году арестован и отправлен в ссылку. После освобождения служил в церквях Владимирской области. В 1937 году вновь арестован и повторно отправлен в ссылку. В 1943 году принял монашество с именем Елевферий и был рукоположен в епископа Ростовского и Таганрогского. В 1946 году назначен экзархом Московского Патриарха в Чехословакии с титулом архиепископа Пражского и Чешского, в 1948 году возведен в сан митрополита. В 1950 году возглавил в Пряшеве Собор представителей греко-католического духовенства и мирян, на котором было принято решение о воссоединении с Русской Православной Церковью. После дарования в 1951 году Православной Церкви в Чехословакии автокефалии избран ее главой и стал именоваться митрополитом Пражским и всея Чехословакии. В 1955 году назначен митрополитом Ленинградским и Новгородским. В 1956 году Новгородская епархия была выделена в самостоятельную епархию, и его освободили от ее управления. С 1957 года владыка стал именоваться митрополитом Ленинградским и Ладожским. Скончался в 1959 году. Похоронен в крипте Троицкого собора Александро-Невской лавры.
  • Протоиерей Тихон Тихонович Пелих (1895–1983). Уроженец Харьковской губернии. Выпускник педагогического факультета Московского университета (1929), вольнослушатель Московской духовной академии (1920-е). В 1920-е годы был сначала усердным прихожанином, а затем пономарем и ночным сторожем Марфо-Мариинской обители. После ее закрытия вслед за своим духовником отцом Вениамином Воронцовым перешел в Николо-Пыжевскй храм, где также прислуживал пономарем и трудился ночным сторожем. Здесь 7 апреля 1929 году архиепископом Пермским Варлаамом (Ряшенцевым) посвящен в стихарь. В годы гонений на Церковь Тихон Пелих являлся хранителем антиминсов храмов Марфо-Мариинской обители и Успенского собора Свято-Троицкой Сергиевой лавры. В 1946 году рукоположен в сан диакона, в 1947 году – в сан священника. Первые годы после рукоположения служил в разных храмах Подмосковья, в 1951 году назначен настоятелем Ильинского храма города Сергиева Посада (с 1930 по 1991 год – Загорск) и духовником учащихся Московских духовных академии и семинарии. Обращалась к нему за духовными советами и братия Троице-Сергиевой лавры. В 1979 году отправлен за штат. Вынужденный уехать из Сергиева Посада, стал служить в церкви Покрова Пресвятой Богородицы подмосковного села Акулова, где продолжил нести подвиг старчества. Скончался в 1983 году. Похоронен за алтарем Покровского храма.
  • Священномученик протоиерей Николай Александрович Сафонов (1900–1937). Уроженец города Саратова. Окончил четыре класса Саратовской духовной семинарии. В 1926 году рукоположен в сан священника. В 1927 году назначен настоятелем церкви Покрова в Голиках, после закрытия которой в 1929 году был переведен в Николо-Пыжевский храм. В 1932 году арестован и отправлен в ссылку. В 1934 году был освобожден досрочно и вернулся в Никольский храм, но после захвата храма обновленцами перешел в храм Ризоположения на Донской улице. Вскоре был назначен настоятелем храма Всех святых города Каширы и возведен в сан протоиерея. В 1937 году назначен настоятелем Иоакиманского храма города Можайска. Вскоре был вновь арестован и после допросов 15 декабря 1937 года расстрелян и погребен в общей безвестной могиле на полигоне Бутово под Москвой. Канонизирован Русской Православной Церковью в 2000 году.
  • Преподобноисповедник архимандрит Гавриил (Игошкин) (1888–1959). В миру Иван Иванович Игошкин. Уроженец Пензенской губернии. Несмотря на начавшиеся после 1917 года гонения на Церковь, принял решение встать на пастырский путь. В 1921 году рукоположен в сан диакона, в 1922 году – в сан священника. В том же году назначен священником Покровского собора Марфо-Мариинской обители, после закрытия которого в 1928 году переведен в храм святителя Николая в Пыжах. В 1929 году пострижен в монашество с именем Гавриил, в 1930 году возведен в сан игумена. В апреле 1931 года был арестован и отправлен в ссылку. В начале 1934 года вернулся в Москву в Никольский храм и был назначен настоятелем. В июне того же года возведен в сан архимандрита. Уже в те годы проявились его духовные дарования: прозорливость, чудотворение, способность изгонять нечистых духов, исцелять болезни. Спустя месяц после захвата Никольского храма обновленцами архимандрит Гавриил перешел служить в церковь Воскресения Христова в Кадашах, куда вслед за ним перешли и многие прихожане. Впоследствии служил в разных храмах Московской области, Ульяновска и Ульяновской области, неоднократно был арестовыван. В тюрьмах, ссылках и лагерях провел в общей сложности около 17,5 лет. Последние годы жизни служил в Никольском храме города Мелекесса (с 1972 года – Димитровград). 18 октября 1959 года, отслужив Божественную литургию, тихо скончался. Оставил после себя богатое духовное наследие: проповеди, духовные повести, письма. Канонизирован Русской Православной церковью в 2000 году. 18 октября 2000 года в Никольском кафедральном соборе города Димитровграда состоялось торжественное открытие мощей преподобноисповедника Гавриила. Ныне его икона первая встречает входящих в храм.
  • Мученица Татиана Николаевна Гримблит (1903–1937). Уроженка города Томска. С юности посвятила жизнь служению Богу и ближним. После Октябрьского переворота оказывала благотворительную помощь заключенным православным священнослужителям и мирянам. Почти на все зарабатываемые ею деньги она покупала продукты и вещи и передавала их узникам, а также писала им письма с духовной поддержкой. За благотворительную помощь ссыльным она неоднократно арестовывалась и находилась в ссылках. Оказавшись в Москве, стала прихожанкой Покровского собора Марфо-Мариинской обители. После его закрытия в 1928 году вслед за своим духовником отцом Иоанном Игошкиным перешла в храм святителя Николая в Пыжах. Став на три года постоянной прихожанкой храма, Татьяна Николаевна пела на клиросе, продолжая помогать заключенному духовенству. 23 сентября 1937 года после очередного ареста она была расстреляна на Бутовском полигоне и погребена в безвестной общей могиле. Канонизирована Русской Православной Церковью в 2002 году. Оставила после себя богатое поэтическое наследие. Икона новомученицы Татианы ныне помещается на клиросе.

ВОЗРОЖДЕНИЕ

Летом 1990 года инициативная группа из 20-ти православных христиан подала документы на регистрацию православной общины Русской Православной Церкви Московского Патриархата при храме святителя Николая в Пыжах. 27 сентября 1990 года Москворецкий райисполком принял решение о регистрации общины. 13 ноября того же года настоятелем храма был назначен протоиерей Александр Шаргунов, клирик храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке, преподаватель Московской духовной академии и семинарии, выдающийся проповедник. Спустя три дня, 16 декабря, состоялось первое учредительное собрание, на котором были избраны 50 членов Приходского собрания. Из их числа был избран Приходской совет во главе с председателем протоиереем Александром Шаргуновым и Ревизионная комиссия.

4 апреля 1991 года были получены ордеры на храм, дом причта и сторожку, но, несмотря на наличие законных оснований, арендаторы не собирались освобождать помещения. Изменение ситуации произошло после первого молебна в храме 22 мая 1991 года, на «Николу Вешнего». После молебна был совершен крестный ход вокруг храма с окроплением здания. И спустя две недели был подписан акт о частичной передаче помещений храма, а именно: колокольни, трапезной части и Никольского придела – общине верующих, после чего в них сразу начались восстановительные работы.

По благословению отца Александра богослужения в храме начались почти одновременно с ремонтными работами. Первое состоялось 11 июля 1991 года. Это была всенощная накануне праздника святых первоверховных апостолов Петра и Павла. На следующий день была отслужена первая Божественная литургия, за которой причастились все прихожане возрождаемого храма – 68 человек. На службах пел хор под управлением Ирины Васильевны Смирновой – первого регента храма и создателя церковного хора. После этого богослужения совершались регулярно по субботам утром и вечером, в воскресные и праздничные дни.

Приходская жизнь возрождалась одновременно с восстановлением богослужебной жизни. Спустя всего два месяца после первого богослужения, в сентябре 1991 года, при храме начала свою работу воскресная школа, которая до сих пор продолжает осуществлять свою духовно-просветительскую деятельность.

Важнейшим событием в жизни возрожденного прихода было первое в истории храма посещение его 18 апреля 1992 года, в Лазареву субботу, Предстоятелем Церкви Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, который в сослужении епископа Истринского (ныне митрополита Липецкого и Задонского) Арсения (Епифанова) совершил освящение Никольского придела. Николо-Пыжевский храм стал одним из первых в Москве, освященных Патриархом. Приезд Святейшего Владыки и его благословение трудов по возрождению храма явились мощной духовной поддержкой для продолжения литургической жизни и начавшихся ремонтно-восстановительных работ. Они были проведены в храме с 1991 по 2004 год под руководством Б.Л. Альтшуллера. Их организацией занималась первая староста храма Ольга Александровна Лочагина.

Создатель двух иконостасов и всего декоративного убранства храма – иконописец Ирина Васильевна Клименко. Работа велась с небольшим перерывом с 1992 по 2002 год: трехъярусый Никольский – с 1992 по 1995 год, пятиярусный Благовещенский – с 1995 по 2002 год. Образцами для их решения стали соответственно Троицкий иконостас Троице-Сергиевой лавры и Благовещенский иконостас Московского Кремля.

Основное содержание Никольского иконостаса – Крест и Воскресение. Оно отражено в иконах и убрусах (Голгофский Крест, Благоразумный разбойник, Сошествие во ад, Древо жизни, процветший крест, павлин, клюющий виноградную гроздь). Прикровенно здесь – судьба России, ее святость, падение, преображение через покаяние и надежда Воскресения.

Символом русского крестоношения стал образ царя-мученика Николая II. Он был задуман иконописцем изначально в составе святых Никольского иконостаса. Здесь было полное единомыслие с отцом Александром, который благословил написание образа. Тогда это казалось безумием или дерзостью, так как никто еще не мыслил о прославлении царя в России. Икона была написана в 1994 году и стала одной из первых попыток иконографического осмысления образа царя Николая II. Однако вплоть до канонизации царской семьи образ помещался  в Благовещенском алтаре. В 2000 году после прославления икона царя-мученика была вновь поставлена на свое место, и иконостас получил целостный смысл.

В иконостасе акцентирована русская святость. Кроме канонически обязательных образов деисиса (Божия Матерь, Иоанн Предтеча, архистратиг Михаил, архангел Гавриил, апостолы Петр и Павел), преобладают русские святые – преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский, святитель Московский Петр, Василий Блаженный. В местном ряду – царь-мученик Николай II. Монархическая тема, союз Церкви и государства (византийская «симфония властей») завершает иконостас в виде двуглавых орлов, а кресты на куполах храма увенчаны царскими коронами.

Тема Креста перешла и в Благовещенский иконостас изображением в праздничном ряду Страстей Христовых: Распятие, Снятие со Креста, Положение во Гроб, а также святого Патриарха Тихона и преподобномученицы великой княгини Елисаветы в местном ряду. Это объединило оба иконостаса главным смыслом – ответ личного крестоношения Голгофскому Кресту.

Главное содержание иконостаса Благовещенского придела – Боговоплощение. Он наполнен благовестием святому праведному Иоакиму, святой праведной Анне и Пресвятой Деве. «Благовещение» с житием Пресвятой Богородицы (копия иконы строгановского письма конца XVI века) и гимнографическая икона «О Тебе радуется» – основные доминанты пространства этой главной части храма, которые создают ощущение ликующего духа жизни, вечной весны. Поэтому в этом маленьком пространстве на стенах были помещены только изображения Божией Матери, которые полифонически раскрывают тему иконостаса как вхождения в рай, как «спасения нашего главизну». В деисисе уже есть этот акцент в образах гимнографов-песнописцев преподобных Иоанна Дамаскина и Космы Маиумского и первого иконописца Божией Матери апостола евангелиста Луки.

В 1993 году Святейший Патриарх Алексий II выдал в храм антиминс и благословил освящение малым иерейским чином престола в честь священномученика Владимира, митрополита Киевского, и всех новомучеников и исповедников Российских, который стал одним их первых в Москве и в России. Он помещается в алтаре Никольского придела и является приставным.

В храме сугубо почитаются святые царственные мученики. Огромную роль в их канонизации сыграл протоиерей Александр Шаргунов. В многочисленных проповедях в храме и в выступлениях на радиостанции «Радонеж» он глубоко раскрывал духовный смысл подвига царственных страстотерпцев, разоблачал клевету на них. Долгое время отец Александр занимался сбором свидетельств о чудесах по молитвам к царской семье, результатом чего стали изданные им в 1995–1999 годах шесть сборников, которые в значительной степени послужили приближению ее канонизации на Архиерейском соборе 2000 года. В 2001 году был опубликован итоговый двухтомник «Чудеса Царственных мучеников». В 2013 году, к 400-летию Дома Романовых, вышла в свет книга отца Александра «Царь» с богословскими размышлениями автора о значении православной монархии и подвига последнего русского царя. В 2018 году, к 100-летию убиения царской семьи, книга была переиздана.

В храме находятся несколько святынь, связанных с царской семьей. Долгое время здесь пребывала всероссийская святыня – мироточивый благоухающий образ святого царя-мученика Николая II. Зная о глубоком почитании протоиереем Александром Шаргуновым святых царственных страстотерпцев, хозяин иконы, московский врач Олег Иванович Бельченко, в феврале 1999 года, незадолго до канонизации царской семьи, избрал Николо-Пыжевский храм местом ее постоянного пребывания. В настоящее время в храме находится ее копия. В 2000 году в храм была передана из Франции икона царской семьи с молочным зубиком одного из младших царских детей, который сохранил гувернер цесаревича Алексея и учитель французского языка великих княжон Пьер Жильяр.

С 1994 года отец Александр возглавляет общественный комитет «За нравственное возрождение Отечества», созданный по инициативе группы духовенства и мирян Русской Православной Церкви с целью борьбы против безнравственности, разврата и сатанизма, которые с начала «перестройки» насаждаются в обществе через средства массовой информации при попустительстве органов государственной власти. Движение получило благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и поддержку митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева). В состав комитета входят многие православные священнослужители, деятели науки, культуры и искусства.

27 сентября 2013 года, в праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил долгожданный чин великого освящения Благовещенского придела Николо-Пыжевского храма и Божественную литургию в новоосвященном храме. Его Святейшеству сослужил собор архиереев: митрополит Саранский и Мордовский (ныне Санкт-Петербургский и Ладожский) Варсонофий (Судаков), митрополит Тамбовский и Рассказовский Феодосий (Васнев), архиепископ Истринский (ныне митрополит Липецкий и Задонский) Арсений (Епифанов), архиепископ (ныне митрополит) Тобольский и Тюменский Димитрий (Капалин), епископ Солнечногорский (ныне митрополит Сингапурский и Юго-Восточно-Азиатский) Сергий (Чашин) и епископ Уваровский и Кирсановский Игнатий (Румянцев).

***

Краткое повествование о храме хотелось бы завершить стихотворением Людмилы Игоревны Крюковой – ученого-экономиста, филолога, поэта, преподавателя Православного Свято-Тихоновского богословского института, члена Общественного комитета «За нравственное возрождение Отечества», директора воскресной школы при церкви Девяти мучеников Кизических, очень любившей «Николу в Пыжах». 27 октября 2000 года она приняла мученическую кончину.

Здесь и стены помогут молиться,
И орлы на алтарных вратах.
Здесь душа начинает стыдиться
За блужданье свое впотьмах.

И за сон в ожиданьи Голгофы,
За позорную гибель страны,
За свои неумелые строфы,
Что бессильной печалью полны.

Здесь душа перед Царской иконой
Постигает себя до дна.
В покаянных слезах и поклонах
От грехов оживает она.

И былую Отечества славу
Вспоминая, из пепла встает.
Пред Владычицей нашей Державной
В сердце тихо обеты дает.

И тогда благодать неземная
От Младенца в Ее руках
Божьей милостью покрывает
Храм святителя Николая
На Большой Ордынке в Пыжах

**********************************************************************************************************************************************

Текст подготовлен по обширной монографии об истории храма. Автор – Анна Сергеевна Жукова (Панова), прихожанка храма, историк-архивист, аспирант Российского государственного гуманитарного университета. Работа была удостоена Макариевской премии 2014-2015 гг., главной премии в области российской истории и истории Русской Православной Церкви.

Жукова А.С. Никола в Пыжах. – М, 2015.

Вручение Макариевской премии Патриархом Московским и Всея Руси Кириллом. 28 октября 2015 г.

X